6- Боженов--фон.jpg

Региональная и муниципальная наука как основа стратегического развития территории

В статье обосновывается необходимость развития региональной и муниципальной науки как основы устойчивого развития российских территорий. Дается характеристика перспективных направлений региональных и муниципальных исследований: учет территориальных особенностей, анализ социальных процессов на данной территории, идентификация целевых групп и оценка кадрового потенциала. В качестве методологической основы региональной и муниципальной науки предложена парадигма постнеклассической рациональности.

Среди концептуальных основ – ориентиров стратегического развития территории – рассмотрены концепции умного, удобного, безопасного и ноосферного города. Описан опыт научного обеспечения разработки и реализации Стратегии развития города Белгорода до 2025 года, в том числе направления деятельности Института муниципального развития и социальных технологий. Затронута проблема институционализации региональной и муниципальной науки, в том числе путем создания региональных академий наук.

В Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 20 февраля 2019 года большое внимание уделено вопросам пространственного развития России. В частности, поставлены задачи форсировать модернизацию транспортной инфраструктуры; принять новую программу развития сельских территорий; обеспечить выход дальневосточных субъектов Федерации на уровень выше среднероссийского по ключевым социально-экономическим показателям, по качеству жизни людей [1]. Представляется, что залогом эффективного управления пространственным и социально-экономическим развитием Российской Федерации – государства с огромной территорией при существенных межрегиональных и даже внутрирегиональных различиях – является, прежде всего, опора на достижения современной науки. В данном контексте возрастает роль научного сопровождения принятия управленческих решений, что определяет перспективы развития региональной и муниципальной науки.

До сих пор в научной среде еще не сложилось единого понимания того, какие предметные границы имеет региональная и муниципальная наука, а также следует ли считать ее самостоятельной дисциплиной либо же это синтез экономико-правовых, социологических и иных знаний в интересах развития регионов и муниципальных образований. Как отмечал один из сторонников идеи обособления региональных и муниципальных исследований В.Н. Иванов, «муниципальная наука носит в основном прикладной характер, ибо она не только позволяет получать новые знания о местных сообществах, но и помогает изменить жизнь людей в лучшую сторону» [2, с.4].

Истоки научного подхода к развитию местного самоуправления были заложены еще в конце XIX – начале XX вв. в трудах таких ученых, как В.П. Безобразов, В.А. Велихов, Н.И. Лазаревский, Г.И. Шрейдер [3-6]. В то же время впоследствии, вплоть до 1990-х годов, специальные научные исследования о развитии регионального и местного управления не были востребованы.

Среди современных исследователей, разделяющих и развивающих парадигму региональной и муниципальной науки, следует отметить академика В.Л. Макарова, А.Г. Гладышева, В.В. Бахарева, Н.С. Данакина, В.И. Патрушева, Я.И. Силина и других [7-11].

Чтобы обеспечить прорыв нашей страны в новый технологический уклад, – а именно такую задачу озвучил Президент РФ В.В. Путин на пресс-конференции, состоявшейся в декабре 2018 года, – региональная и муниципальная наука призвана предвидеть социально-экономическую ситуацию на той или иной территории, вовремя предлагать технологии диверсификации локальной экономики, способы решения проблем моногородов, а также подсказывать альтернативные пути развития отраслевых комплексов с учетом наиболее конкурентоспособных в современном мире видов и форм экономической деятельности.

Предметом внимания региональной и муниципальной науки, несомненно, должны стать территориальные особенности различных регионов России, знание которых позволит учитывать специфику отдельных частей российской территории в законотворческом процессе. Неучет территориальных особенностей приводит к размыванию человеческого потенциала периферийных регионов, его концентрации в мегаполисах и их агломерациях.

Наряду с территориальными особенностями, региональная и муниципальная наука должна глубоко исследовать социальные процессы. По утверждению Н.С. Данакина, социальный процесс – это однородная серия явлений, взаимосвязанных причинными или структурно-функциональными зависимостями [12]. Для примера обозначим такие социальные процессы, характерные для большинства периферийных муниципальных образований России, как естественная и миграционная убыль, маятниковая миграция (в рамках городских агломераций), увеличение доли населения старше трудоспособного возраста, закрытие образовательных организаций в селах.

По нашему мнению, исследования, относящиеся к региональной и муниципальной науке, также должны затрагивать выделение и анализ целевых групп – как оказывающих влияние на развитие территории некоторого муниципального образования, так и на данный момент исключенных из важнейших социально-экономических процессов.

Одним из перспективных направлений региональной и муниципальной науки является оценка кадрового потенциала территории. Как отметил Президент Российской Федерации В.В. Путин на заседании Совета по науке и образованию при Президенте России в ноябре 2018 года, «знания, технологии, компетенции, кадры – это основа для реализации наших национальных проектов, для достижения наших стратегических целей. Речь о новом качестве жизни человека, о возможностях для его самореализации, о конкурентоспособности нашего общества в целом, экономики, государства в мире будущего» [13].

Кадровый потенциал включает в себя человеческие ресурсы, которые могут быть использованы не только для экономики, но и для деятельности органов власти и местного самоуправления, а также профессиональные возможности работников в части решения как текущих, так и перспективных задач.

Кадровый потенциал территории, среди прочего, определяет:

1) соотношение потребности в кадрах и возможностей непосредственного замещения вакансий, важных для территории в целом;

2) перспективы дальнейшего повышения квалификации сотрудников, развития их профессиональных навыков, не выезжая за пределы муниципального образования;

3) перспективы подготовки кадров в своей среде, а также привлекательность территории для ценных работников из других регионов и муниципальных образований данного региона.

Значимая роль региональной и муниципальной науки может состоять в разработке социальных стандартов, показателей, нормативов, индикаторов, рейтингов устойчивого развития территорий.

Объединение усилий представителей всех общественных наук, готовых исследовать процессы на региональном и муниципальном уровне, позволит на основе исследования проблем формирования и функционирования полисубъектных структур в государственном и муниципальном управлении предложить обществу и местным элитам современную теорию и методологию регионального и муниципального управления, инновационные технологии изменения муниципальной жизни к более совершенным формам.

Методология региональной и муниципальной науки может базироваться на парадигме постнеклассической рациональности, предложенной академиком РАН В.С. Стёпиным [14]. В рамках данной парадигмы рассматривается эволюция общественного процесса и научной мысли как смена субъект-объектных отношений, соответствующих классической рациональности, на субъект-субъектные, характерные для неклассической рациональности и далее – на субъект-полисубъектные отношения, которым присуща постнеклассическая рациональность. В этом плане региональное и местное сообщество – настоящий полисубъект, который регулируется посредством социальных сетей.

И наконец, очень важно, что региональная и муниципальная наука призвана формировать концептуальные основы идеального состояния будущего данной территории, к которому следует стремиться управленцам-практикам. В этом плане актуальной задачей науки является методологическое обеспечение процесса стратегического развития регионов и муниципальных образований.

Говоря о разработке и реализации региональных и муниципальных стратегий, мы рассматриваем данный вид деятельности в трех измерениях: стратегическое планирование – стратегическое управление – стратегическое развитие.

К примеру, в конце 2006 года перед администрацией города Белгорода была поставлена задача разработать Стратегию развития города Белгорода до 2025 года. Значимо то, что в целях подготовки Стратегии было принято решение о привлечении в организационно-аналитическую группу представителей вузовской науки совместно с муниципальными служащими, обладающими высоким интеллектуальным и творческим потенциалом.

Избранный формат совместной работы ученых и практиков может служить прообразом модели практической реализации концептуальных идей и прикладных методик региональной и муниципальной науки. Так, была выстроена единая методология социологической оценки удовлетворенности населения различными сферами жизнедеятельности. Были рассчитаны экспериментальные показатели валового муниципального продукта и ожидаемой продолжительности жизни при рождении, на основе которых выведен интегральный показатель – Индекс развития человеческого потенциала города. Стратегия разрабатывалась в увязке с Генеральным планом, что обеспечивало ее локализацию на конкретных территориях города.

После принятия Стратегии в январе 2007 года была поставлена задача обеспечить научно-методические и организационные условия для ее успешной реализации. С этой целью был создано муниципальное учреждение «Институт муниципальных проблем» (ныне – МАУ «Институт муниципального развития и социальных технологий»). По сути, Институт представляет собой уникальное для России явление, будучи научно-исследовательской организацией муниципального уровня подчиненности.

Институт призван решать три задачи:

  • обеспечение органов местного самоуправления оперативными данными о динамике социально-экономических показателей по городу Белгороду – путем развития муниципальной статистики;
  • анализ общественного мнения о состоянии различных сфер жизнедеятельности – посредством развития муниципальной социологии;
  • совершенствование методологии разработки муниципальных программ.

Ключевыми муниципальными программами, находящимися в зоне ответственности Института, были «Развитие общественного самоуправления в городе Белгороде» и «Муниципальные кадры», поскольку успешная реализация Стратегии, на наш взгляд, напрямую зависит, во-первых, от активизации гражданского потенциала населения, а во-вторых, от профессионализма кадров, занимающих должности муниципальной службы. В настоящее время системная работа с населением осуществляется как в физическом пространстве – через Советы территорий, которые интегрируют общественную активность по месту жительства и по месту работы, так и в виртуальном – через портал «Активный горожанин» (https://ag.beladm.ru), позволяющий сообщать о городских проблемах, принимать участие в он-лайн опросах, поддерживать благотворительные проекты города.

Задача генерации и развития перспективных идей для научно-методологического обеспечения стратегического управления территорией решалась путем организации всероссийских научно-практических конференций совместно с ведущими вузами и экспертами федерального уровня. На данных конференциях получали развитие следующие идеи:

  1. «Умный город». На конференции, состоявшейся в феврале 2012 г., концепт «умный город» был рассмотрен в двух аспектах. В узком смысле «умный город» – это информационное пространство, содержащее данные о работе контролируемых объектов (счетчиков тепловой и электрической энергии, лифтов, электротехнического оборудования, технических средств безопасности и т.д.), управление которыми ведется на любом расстоянии в режиме реального времени. В широком понимании, которое разделяет проф. Н.С. Данакин, «умный город» – это характеристика, во-первых, города как среды обитания людей: она может быть разумно или, напротив, неразумно организованной. Во-вторых, это характеристика жизнедеятельности самих городских жителей, их поведения, взаимоотношений. Поведение тоже может быть разумным или неразумным. В-третьих, «умный город» – это, не в меньшей мере, характеристика того, как управляется город, какие принимаются решения и как они выполняются. Следовательно, «умный город» – это разумная городская среда, разумное поведение населения и разумное управление городом [15].
  2. «Удобный город». По нашему мнению, удобный город – тот, в котором каждый человек может максимально комфортно реализовать свою жизненную стратегию. Это город – удобный и безопасный для всех, а также направленный на каждую целевую группу: развивающий для детей; интересный и перспективный для молодежи; активный и деловой для работающего населения; комфортный и способствующий активному долголетию для пенсионеров.
  3. «Безопасный город» в нашем понимании, сформированном по результатам Всероссийской научно-практической конференции «Безопасный город: концепция и механизмы обеспечения», состоявшейся в марте 2015 года по инициативе администрации города Белгорода на базе БГТУ им. В.Г. Шухова – это город, в котором успешно решаются проблемы экономической, в том числе продовольственной, инвестиционной, энергетической безопасности, а также экологической, кадровой, информационной, культурной и духовной безопасности, безопасности в сфере жилищно-коммунального хозяйства и иных областях деятельности.
  4. «Ноосферный город». На наш взгляд, актуальным вопросом, который требует проработки в рамках региональной и муниципальной науки, является осмысление философского наследия В.И. Вернадского на предмет реализации в практике стратегического управления городом. В декабре 2012 года по инициативе администрации города Белгорода состоялась Международная научно-практическая конференция «Ноосферное управление: к 150-летию со дня рождения В.И. Вернадского», на которой обсуждались вопросы использования инновационных технологий в интересах местного сообщества, развития ноосферного образования и культуры ноосферной цивилизации, поиска новых форм социальной самоорганизации и формирования личности будущего.

На данный момент магистральным направлением деятельности в области региональной и муниципальной науки должна стать ее институционализация, т.е. становление системы научных учреждений, увеличение числа исследований, в том числе финансируемых государством, более активное проведение научных конференций, конкурсов научных работ и иных аналогичных мероприятий.

Сегодня научные центры в основном сосредоточены в столичных городах и наукоградах. Задача же предстоящего периода развития российской науки состоит в рассредоточении человеческого капитала между множеством субъектов РФ. Становясь научными центрами, периферийные города превратятся в места притяжения человеческого капитала, что обеспечивает им определенные конкурентные преимущества.

Буквально в последнее время данная идея стала предметом внимания государства. Так, в 2019 году в России планируется создать 15 научно-образовательных центров, в которых представители науки и бизнеса будут внедрять инновации на основе био- и иных технологий. Примечательно, что один из таких центров должен появиться в Белгородской области при поддержке Губернатора Е.С. Савченко. В связи с этим считаем также целесообразным создать в нашей области собственную региональную академию наук по примеру Татарстана и Башкортостана.

Значимым инструментом институционализации региональной и муниципальной науки является созданный в декабре 2017 года Экспертный совет по вопросам развития региональной и муниципальной науки при Комитете Государственной Думы по образованию и науке, объединивший ведущих учёных, занятых разработками в рассматриваемой области знания.

Главной целью деятельности Совета является поддержка развития региональной и муниципальной науки и привлечение учёных к выработке рекомендаций в части устойчивого развития регионов и муниципальных образований.

Практически все 85 регионов и 23 тысячи муниципалитетов нуждаются в научном обосновании, экспертизе таких видов деятельности, как прогнозирование, планирование, проектирование, моделирование социально-экономического развития территорий. По мнению академика В.Л. Макарова, наука, реализуемая на уровне муниципальных образований, «преимущественно носит прикладной, инструментальный характер, но именно этим она помогает изменить жизнь людей в лучшую сторону».

По критериям развития и действенности региональной и муниципальной науки требует переосмысления практика правового обеспечения и правового регулирования устойчивого развития регионов и муниципальных образований. В этой связи работа Экспертного Совета по вопросам развития региональной и муниципальной науки может расширить влияние Комитета Государственной Думы по образованию и науке на принимаемые федеральные законы и поправки к ним и роли в этом региональной и муниципальной науки.

Таким образом, региональная и муниципальная наука – это очень важная область современного знания, которая, с одной стороны, дает концептуальное обоснование развитию территорий по наиболее перспективным направлениям, а с другой, ищет точки роста во всех сферах жизнедеятельности, изучает опыт передовых регионов и муниципальных образований, переосмысливает его и предлагает практические рекомендации, отвечающие насущным потребностям населения.

Важно, что на этом направлении складывается коллектив единомышленников, состоящий как из учёных, работающих в вузах и на производстве, так и из управленцев, добившихся положительных результатов в развитии своих регионов и муниципальных образований. Наработанный опыт может послужить образцом, моделью будущего развития регионов и муниципальных образований, что, в свою очередь, обеспечит достижение национальных целей и стратегических ориентиров, поставленных Президентом Российской Федерации.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Послание Президента РФ Федеральному собранию: 20.02.2019. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/news/59863 (дата обращения: 20.03.2019).
  2. Муниципальная наука: теория, методология, практика / под ред. В.Н. Иванова. – М: Муниципальный мир, 2003. – 288 с.
  3. Безобразов, В.П. Земские учреждения и самоуправление / В.П. Безобразов. – М., 1874
  4. Велихов, В.А. Основы городского хозяйства / В.А. Велихов. – М.-Л: Госиздат, 1928. – 468 с.
  5. Лазаревский, Н.И. Самоуправление / Н.И. Лазаревский. – СПб., 1903-1904.
  6. Шрейдер, Г.И. Наше городское общественное управление / Г.И. Шрейдер. – СПб., 1902. – 337 с.
  7. Макаров, В.Л. Социальный кластеризм. Российский вызов / В.Л Макаров. – М.: Бизнес Атлас, 2010. – 272 с.
  8. Бахарев, В.В. Сравнительный социологический анализ концепций развития современного города / В.В. Бахарев, Н.С. Данакин, В.А. Дёмина // Миссия конфессий. – 2018. – Т.7. № 4 (31). – С. 399-420.
  9. Гладышев, А.Г. Совершенствование механизма устойчивого развития местного сообщества: Моногр / А.Г. Гладышев. – М.: Научный консультант, 2017. – 92 с.
  10. Патрушев, В.И. Местное самоуправление как объект социологического анализа / В.И. Патрушев // Среднерусский вестник общественных наук. 2013. № 3 (29). С. 66-70.
  11. Силин, Я.П. Современные тенденции развития местного самоуправления в Свердловской области / Я.П. Силин // Вестник ЮУрГУ. Серия «Экономика и менеджмент». – 2015. – Т.9, № 2. – С.32-42.
  12. Данакин, Н.С. Теоретические и методологические основы проектирования технологий социального управления / Н.С. Данакин.– Белгород: Центр социальных технологий, 1996. – 272 с.
  13. Стенографический отчёт о заседании Совета по науке и образованию: 27.11.2018. – Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/news/59203 (дата обращения: 20.03.2019)
  14. Стёпин, B.C. Стратегии теоретического исследования в эпоху постнеклассической науки / B.C. Стёпин // Стёпин B.C. Теоретическое знание. – М., 2000. – С.641-702.
  15. Данакин, Н.С. Отличительные признаки «умного города»: концептуальная модель / Н.С. Данакин // Умный город: Сборник материалов научно-практической конференции / Под ред. С.А. Боженова и др. – Белгород: КОНСТАНТА, 2012. – С.52-59.

 

© 2018 White PR. All Rights Reserved.